Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Упадочное

С некоторых пор многие самые обычные вещи вызывают у меня мрачноватые раздумья. Им так хорошо предаваться во время вечерних прогулок.
Возле нашей железнодорожной станции был старый деревянный одноэтажный домишко. Одно время там была милиция; после он долго стоял пустым, с мусором и остатками мебели.
Там были забор с калиткой, а за ним - дворик с деревьями, где пели соловьи. Стояли массивные бетонные чаши для цветов, лавочки. Мы любили там сиживать, и смотреть на долгое угасание покинутой и запущенной постройки.
Сейчас общемосковская стройка добралась и до него, его завесили клеёнками, и потихоньку сносят. Может, хоть деревья оставят, как бы хотелось этого.
Я думаю, что всё должно разрушаться медленно, годами, как это бывает с людьми. Быстрый же, насильственный слом противен всем чувствам. Не то, чтобы убийство, но как-то похоже.
О том, что происходит сейчас на ВДНХ и близ него, не хочется думать. Я езжу мимо иногда.

Люди, что попадаются на глаза, к сожалению, вызывают не больше радости, чем эти пейзажи.
Вот по парку напористо топает юная крашеная девица в шортах на мелковатой "пятой точке". Почему-то кажется, что она приехала из провинции покорять столицу. Думает, что её скудное достояние вызовет какие-то рефлексы у обеспеченного мужчинки; он предоставит ей квартиру и средства, и они начнут создавать себе подобных...
Идиллия! Но в её офисе все мужики играют в компьютерные игры, после работы идут пить пиво, а на неё ноль внимания. А некоторые разговаривают тоненькими голосами, и посматривают друг на друга.
Есть отчего ей огорчаться. И она обсуждает с понаехавшими подругами, какие же они все сволочи.
Её использует кавказец с рынка, наобещав золотых гор, а потом выгонит вон, дав денег на такси.
Когда-нибудь, пообтрепавшись, она найдёт себе великовозрастного починщика компьютеров, прописанного в советской однушке от почивших родителей. Он будет бухать за компом, а она - нянчить крикливого младенца, таскать его в сад и ругаться. Ребёнок вырастет, станет хулиганом, а родители будут сидеть с бутылкой у подъезда.
Что, как не это, я вижу в массе в наших дворах.

Мне приходилось слышать и читать, что стройки, ремонты, обновление и движение вперёд - это прекрасно, это ритм города и жизнь, кипучая жизнь.
Но увы, чаще всего жизнь - это описанная выше картина.
И если некоторые любят её - вот такую жизнь - то я скажу, что тогда, пожалуй, можно любить и смерть.
Смерть, это её царство - заброшенные дома с провалившейся крышей, помойки и кладбища, затхлые барахолочки.
Нет, не нужно раньше времени нарочно уходить из жизни. Это грешно, и новое воплощение не обрадует потом.
Чтобы любить смерть, нужно ещё пожить, сколько отпущено - и это парадокс.
И перед тем, как всё произойдёт естественным путём, можно ещё долго видеть картины покоя, заросших погостов, руин, тления и угасания. Воспарить духом, и испытать столько светлых чувств...

Строим утопии

Когда мы говорим о мире будущего, мы часто представляем возможность и желательность того, что в нем будут искоренены войны, всякое насилие, жестокость и убийство.
Но некоторые прогнозисты предупреждают, что в этом случае могут быть утрачены свойства человека, нужные для его выживания. Такие как авантюризм, страсть к изобретению и познанию нового, способность преодолевать трудности, сексуальность. Свойства дикого и здорового организма. Тогда мы не сможем противостоять стихийным бедствиям, или агрессивным пришельцам из космоса. Или просто потеряем волю к жизни и размножению, и кончимся естественным путем.
У С.Лема в "Возвращении со звезд" в будущем все принимают некое лекарство; человек не может убить или изнасиловать, но делается туповатым, умеренно веселым, довольно бесчувственным.
Л.Гумилев утверждал, что утрата этносом пассионарности приводит к его полному застою, малой численности и не очень заметной жизни в гармонии с природой - ровно до тех пор, пока на этот этнос не покусятся соседи; тут ему и конец.
Таким образом, химический или медицинский путь чреваты плохими последствиями. Разумнее было бы, если бы пассионарность оставалась в рискованных профессиях - военный, полиция, спасатель и т.п., но такие люди не смогли бы приходить к власти.
Это, наверное, возможно, т.к. большинство людей все же субпассионарии; в объединившемся человечестве они способны общими усилиями не дать ходу особо ретивому пассионарию и направить его энергию в нужное русло.
Будут ли хороши такие войска и полиция, которые обычно бездействуют? Захочет ли такое человечество искать другие миры, или остановится на своем - а он не вечен... А если из космоса появится кто-то с недобрыми намерениями, сможет ли оно ответить "по-пассионарному"? Здесь тоже есть масса сомнений. И приходится признать, что мы не знаем рецепта от конца света.
А теперь взглянем с другой стороны.
То человечество, что пока что, увы, есть - все еще довольно разобщенное, очень склонное к войнам и имеющее большие группы населения, годные на роль новых варваров - насколько способно к выживанию оно?
Да тоже плоховато оно к нему способно. Субпассионарные цивилизованные народы способны своим оружием поубивать все, что шевелится - начиная, конечно, друг с друга. Но они толком не размножаются, а варвары потихоньку тем временем проникают во все поры. Кое-где в мире особо опасные средства уничтожения находятся в не слишком надежных руках.
Итак, из сравнения возможного будущего с тем, что есть сейчас, выходит, что первое предпочтительно при всех его недостатках. Иначе можем угробить себя гораздо раньше.
Кроме того: вот, сейчас пишут, что может прилететь опасный астероид. Отражать его будут именно субпассионарии с техникой, а вовсе не пассионарии-варвары.
И заключительная мысль. Все имеет конец, и человечество, наверное, тоже. Так лучше прожить с миром и без опасных - пусть даже чем-то и нужных - привычек.

Memento mori

Почему готы так любят черные одеяния, кладбища, черепа, мертвецов и вампиров?
По-моему, ответ на самом деле прост. После войн, революций, эпидемий и других бедствий всякий пострадавший народ начинает интенсивно размножаться. Этот вопрос неоднократно освещался в научно-популярной литературе.
А в мирное и сытое время люди размножаться не хотят. Особенно в больших городах. Многие молодые люди мужеского пола сидят за компьютером, пьют пиво (или торчат), собирают игрушечные машинки или солдатиков. Отдают себя работе, карьере. С юными девицами общаются неохотно, редко. Мысли о заведении семьи предпочитают переносить в далекое будущее. И гомиков в больших городах больше, чем в других местах.
Поэтому молодой барышне, чтобы на нее обратили внимание сверстники другого пола, нучно - что? Напомнить о том, что все мы смертны, что нас окружают кладбища и мертвецы, самим увешаться пауками и накраситься белилами под труп, ручки свои белые поцарапать до крови... Заунывным голосом спеть о желании умереть...
Короче, изобразить все те бедствия, которых нет на самом деле. А кроме того, попытаться сделать окружающих мальчиков немножко некрофилами и садо-мазохистами. (А если речь идет об эмо - то еще и педофилами).
Что ж делать, если эти мальчики не хотят по-нормальному? Совсем заучились и заработались! А о нас, бедных, подумать?
Написанное хорошо объясняет, почему о наиболее некультурных из готов говорят, что они занимаются любовью прямо на кладбище.
Хотя - если смотреть на чисто внешнюю сторону готики - ее адепты должны были бы, по идее, просто тихо покончить с собой у себя дома, все разом. И никакой готик-культуры не стало бы.
Но что я это все про дам-с... В свою очередь, если молодой человек готов оторваться от компа и работы и обратить внимание на девочек, то ему нужно всего лишь одеться в готическом формате, послушать по тому же компу несколько соответствующих групп (чтобы разговор поддержать, если что) и отправиться в клубы "Точка", "Релакс" или на Чистаки. Там его ждут с распростертыми объятиями.
Вот уж воистину любовь и смерть ходят рядом!

Дядя Вася Мёртвый Слон




Дядя Вася Мёртвый Слон (ДВМС) - это мифологический персонаж, придуманный в начале 90-х годов кружковцами-палеонтологами.
Теоретически этот персонаж имеет вид очень большого - возможно, в десятки или сотни метров - и свирепого слона, с пролетарской кепочкой на голове. Но такой вид у него бывает раз в миллиарды лет, о чём скажем ниже.
Дело в том, что главные способности ДВМС - это способность превращаться в любой живой или неживой объект материального мира; а также - находиться в любом месте пространства (и пребывать в любой момент времени) в виде неограниченного количества разных модификаций. Таким образом, весь мир и вся Вселенная - это ДВМС, распыленный на объекты, от звезд и туманностей до планет, человека и бактерий.
Почему ДВМС называют мертвым? Вероятно, потому, что мертвых объектов во Вселенной значительно больше, чем живых. Вообще, живая материя может пониматься как редкий и частный случай неживой.
Можно предположить, что все объекты Вселенной могут в какой-то момент принять изначальный вид Дяди Васи, описанный выше. Этот момент будет соответствовать концу света. С другой стороны, обратное превращение Дяди Васи в его разные модификации соответствует, вероятно, Большому Взрыву. И тот и другой процесс, как предполагается, могут происходить время от времени.
Как видно, ДВМС - это очень сильный образ; что-то похожее есть у индейцев (Великий Дух Маниту), у индусов (Атман).
А теперь - песенка на тему ДВМС:

(на мотив "Клубники со льдом" А.Григоряна, "Крематорий")

Когда ты бомжуешь в лесу
Или плюешь в потолок
И ковыряешь в носу
И вытираешь плевок,
Не знаешь ты, что весь мир –
И мавзолей и сортир, -
Не знаешь ты, что это все –
Все это – одно существо.

Это он, это он – Дядя Вася Мертвый Слон.

Приняв образ слона,
Он явился ко мне.
И Дяди Васи слова
До меня долетели во сне:
«Будь пророком моим,
Неси по жизни свой крест!» -
Это сказал Дядя Вася
И вместе с похмельем исчез.

Это он, это он – Дядя Вася Мертвый Слон.

Однажды, решив отдохнуть
Я ложусь на траву.
Земной мой окончится путь,
Сейчас я наверно умру.
Пусть о бессмертной душе
Твердит что угодно молва,
Но я – часть Дяди Васи –
Мертвого Слона.

Это он, это он – Дядя Вася Мертвый Слон.

Dominus Basilius Elephas Mortius (2 раза)

Это он, это он - Дядя Вася Мёртвый Слон.